-Метки

amy winehouse art betfair colin foster guinness last.fm live loko mp3 photo portishead rolling stone sex zемфира Аминь Дублин аквариум александр васильев альбом апокалипсис бог боль брат будущее весна видео виктор пелевин виски водка война выборы гражданское общество грузия девушки день рождения дети джек керуак доктор хаус драматургия друзья дэвид линч женщины жизнь зима ирландия искусство кино кинофильм клип книги коты кошки лето лига чемпионов лимерик любовь майк науменко медвед мнение москва музыка мультфильм народная мудрость новосибирск новый год ночные снайперы ночь партия жуликов и воров пиво покер путешествия путин реклама рецензия рома россия санкт-петербург свобода сигареты смерть снег сны ставки стихи суицид счастье сша театр тесты трип-хоп фёдор фил-анархист франц кафка футбол хантер томпсон цитаты чемпионат россии эдуард лимонов юар-2010 янка дягилева япония

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Colin_Foster

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.11.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 9300



про хаос

Воскресенье, 16 Декабря 2012 г. 13:08 + в цитатник
Когда я проснулся сегодня не утром, в голове моей играла Таня Крематория. Разумеется, я добрался до ноута и её послушал. Потом решил посмотреть, как там дела у Армена Григоряна (для этого достаточно ввести "крематорий" и первой строчкой Гугла будет сайт группы). Концерты, минимум по два концерта в неделю, а в декабре так вообще чуть ли не каждый день. Очень это порадовало накануне Конца Света.

Я дважды был на концертах Крематория. Первый раз не помню, но было весело и грустно. Второй раз тоже не помню, но было весело и грустно.

А ещё на сайте группы есть чудесный Манифест Всемирного Общества Друзей Кремации и Армреслинга:

Уже сотни лет мир, наш мир, умирает. И никто за эти сотни лет не додумался засунуть бомбу ему в задницу и поджечь фитиль. Ему нужен последний удар, последний взрыв, чтобы он разлетелся вдребезги. Никто из нас не целен сам по себе, но каждый носит в себе материки и моря между ними и птиц в небе. Мы опишем эволюцию этого сдохшего мира, который позабыли похоронить. Наша книга будет настоящим кафедральным собором с трубой и крестами, строить который будут все, кто потерял себя. Будут и панихиды, и молитвы, и исповеди, и вздохи, и рыдания, и бесшабашность; будут окна-розетки и химеры, и служки, и гробокопатели. В этот собор можно будет въезжать на лошадях и гарцевать в проходах. О его стены можно будет биться головой — они не пострадают; молиться — на любом языке, а тот, кто не захочет молиться, может свернуться калачиком на ступенях и заснуть. Наш кафедральный собор простоит тысячу лет и ничего равного ему не будет, потому что когда исчезнут его строители, вместе с ними исчезнут и чертежи. Мы построим вокруг нашего собора город с жилыми моргами, клиниками и зоологическими садами, музеями философии и подворотнями письмоведения. До сих пор мы копошились в темноте и двигались инстинктивно. Теперь у нас будет сосуд, в который мы вольём живительную влагу, бомба, которая взорвёт мир, когда мы её бросим. Спектакль состоится!



Я слышу позвякивание стаканов. Приносят вино. Вдруг Таня говорит: «Здесь нет настоящего зала!» Таня — огромный плод, рассыпающий вокруг свои семена, или, скажем, фрагмент Толстого, сцена в конюшне, где закапывают младенца. Таня — это лихорадка, кафе «Де ла Либерте», опиум, настоящий портвейн. Мир вокруг растворяется, оставляя тут и там островки времени. Я думаю, что, когда на всё и вся снова снизойдёт великая тишина, музыка наконец восторжествует. Когда всё снова всосётся в матку времени, хаос вернётся на Землю, а хаос- это партитура действительности. Ты, Таня — мой хаос, поэтому-то я и пою. Собственно, это даже не я, а умирающий мир, с которого сползает кожура времени. Но я сам ещё жив и барахтаюсь в твоей матке, и это моя действительность. Кажется, в ней нет тепла, лишь холодная электрическая имитация на пыльной сцене. Может быть, десяток — другой песен и создадут впечатление веселья, но потом улицы опять утонут в тёмной ночи, мрачной и беспросветной.

Но помните, всё прекрасно! Неважно, если у вас ни гроша в кармане, вы можете подобрать старые газеты и устроить себе постель на паперти собора. Двери плотно закрыты, и вас не будет беспокоить сквозняк. Ещё лучше спать у входа в метро — тут вы найдёте компанию. Посмотрите на этих мужчин и женщин в дождливую ночь, они лежат там, сгрудившись, накрывшись газетами, в надежде защититься от плевков и паразитов. Эти вонючие нищие, лежащие под дождем, кому они нужны? Какой в них прок? Они способны заставить ваше сердце кровоточить несколько минут — и это все. Мир нынче настолько задавлен разумом, что ничто уже не способно породить музыку. Ничто, кроме пустых мехов аккордеона, из которых со свистом вырываются звуки, раздирающие эфир в клочья. И далекое становиться близким, а близкое — далеким. Вселенная выворачивается наизнанку!

Соединим же свои усилия в последнем вопле, наводящем ужас — оглушительном визге протеста, исступленном крике последней атаки. Пусть мертвые пожирают мертвых. И пусть живые несутся в танце по краю кратера до тех пор, пока не начнут медленно гнить и разваливаться на куски, пока не останется от них ничего, кроме пепла и имени, навечно вписанного в Земную книгу «Живых и Мертвых».

http://www.crematorium.ru/vodka/manifest


В колонках играет - Крематорий - "Таня"
Рубрики:  зву-чи!
Метки: